Айзек Азимов. 3 закона роботехники.

Я – робот

Я посмотрел свои заметки, и они мне не понравились. Те три дня, которые
я провел на предприятиях фирмы “Ю С. Роботе”, я мог бы с таким же успехом
просидеть дома, изучая энциклопедию.
Как мне сказали, Сьюзен Кэлвин родилась в 1982 году. Значит, теперь ей
семьдесят пять. Это известно каждому. Фирме “Ю С. Роботе энд Мекэникел Мэн
Корпорэишн” тоже семьдесят пять лет. Именно в тот год, когда родилась доктор
Кэлвин, Лоуренс Робертсби основал предприятие, которое со временем стало
самым необыкновенным промышленным гигантом в истории человечества. Но и это
тоже известно каждому.
В двадцать лет Сьюзен Кэлвин присутствовала на том самом занятии
семинара по психоматематике, когда доктор Альфред Лэннинг из “Ю. С. Роботс”
продемонстрировал первого подвижного робота, обладавшего голосом. Этот
большой, неуклюжий, уродливый робот, от которого разило машинным маслом, был
предназначен для использования в проектировавшихся рудниках на Меркурии. Но
он умел говорить, и говорить разумно.
На этом семинаре Сьюзен не выступала. Она не приняла участия и в
последовавших за ним бурных дискуссиях. Мир не нравился этой
малообщительной, бесцветной и неинтересной девушке с каменным выражением и
гипертрофированным интеллектом, и она сторонилась людей.
Но слушая и наблюдая, она уже тогда почувствовала, как в ней холодным
пламенем загорается увлечение.
В 2005 году она окончила Колумбийский университет в поступила в
аспирантуру по кибернетике.
Изобретенные Робертсоном позитронные мозговые связи превзошли все
достигнутое в середине XX века в области вычислительных машин и совершили
настоящий переворот. Целые мили реле и фотоэлементов уступили место
пористому платино-иридиевому шару размером с человеческий мозг.
Сьюзен научилась рассчитывать необходимые параметры, определять
возможные значения переменных позитронного “мозга” и разрабатывать такие
схемы, чтобы можно было точно предсказать его реакцию на данные
раздражители.
В 2008 году она получила степень доктора и поступила на “Ю. С. Роботс”
в качестве робопсихолога, став, таким образом, первым выдающимся
специалистом в этой новой области науки. Лоуренс Робертсон тогда все еще был
президентом компании, Альфред Лэннинг – научным руководителем.
За пятьдесят лет на глазах Сьюзен Кэлвин прогресс человечества изменил
свое русло и рванулся вперед.
Теперь она уходила в отставку, – насколько эго вообще было для нее
возможно. Во всяком случае, она позволила повесить на двери своего старого
кабинета табличку с чужим именем.
Вот, собственно, и все, что было у меня записано. Были еще длинные
списки ее печатных работ, принадлежащих ей патентов, точная хронология ее
продвижения по службе, – короче, я знал до мельчайших деталей всю ее
официальную биографию.
Но мне было нужно другое. Серия очерков для “Интерплэнегери Пресс”
требовала большего. Гораздо большего.