Если на Марсе найдут жизнь — это будет очень плохо!

Поиски жизни

Совсем недавно мы все были просто потрясены прекрасными изображениями, переданными марсоходом Perseverance с поверхности Марса. Одна из основных целей этой миссии — поиск следов существования жизни на Красной планете в далеком прошлом. И марсоход уже начал свое путешествие по поверхности кратера Езеро с целью решения этой амбициозной задачи.

Где вся остальная жизнь?

Для астробиологов всего мира нет более захватывающего открытия, чем обнаружение внеземной жизни. Однако есть и другие взгляды на эту проблему. Давайте вспомним эссе 2007 года, которое написал Ник Бостром, директор Института будущего человечества Оксфордского университета. В своей работе ученый отмечал, что хотя открытие жизни на Марсе будет иметь огромное научное значение, оно будет действительно ужасной новостью для всего человечества…

Анализ аргументов, которые привел Бостром, кажется очень своевременным именно сейчас. Ведь мы, как никогда близко, приближаемся к обнаружению существования жизни на Марсе. Так почему же вариант с ее обнаружением напугал когда-то Бострома? Давайте поразмышляем.

Как это часто бывает при рассмотрении возможности существования внеземной жизни, мы возвращаемся к парадоксу Ферми. Еще его называют иногда феноменом Великого Безмолвия. О чем он говорит? Выглядит это примерно так: несмотря на все наши усилия, мы до сих не обнаружили никаких признаков существования разумной инопланетной жизни. Хотя очевидно, что в космосе существует множество планет, многие из которых, вероятно, пригодны для ее существования. Огромное количество из них, должно быть, сформировалось задолго до появления Солнечной системы. Поэтому, если эволюция технически продвинутых инопланетных видов не является невероятно сложным и редким событием, разве не должно быть вокруг нас множества свидетельств существования продвинутых инопланетян? Но их нет

Это означает, что существует некий «Великий фильтр». Некое своего рода эволюционное препятствие, которое не позволяет большинству, а может быть, и всем формам жизни стать «космическим» видом. И этот Великий фильтр должен быть очень эффективным. Как писал Бостром: «Существуют миллиарды потенциальных мест появления жизни. Но, в итоге, вы получите в сумме ноль инопланетных цивилизаций, которые развили технологии до такой степени, что они стали очевидными для нас, земных наблюдателей».

Когда случится Великий фильтр?

И мы не знаем, на каком этапе эволюции вступает в действие этот самый Великий фильтр. Это может случиться, например, в самом начале. И сделает зарождение жизни чрезвычайно редким явлением. Это может произойти на любом из основных эволюционных переходов. Таких, например, как «изобретение» эукариотической клетки. Или многоклеточной жизни. А может быть, на самом деле, очень трудно преодолеть опасности технологического прогресса. Или, возможно, фильтр находится в нашем недалеком будущем. И это самый страшный сценарий. Потому что это означает, что наша гибель может быть впереди!

Если бы мы нашли на Марсе жизнь, имеющую независимое от Земли происхождение, а не просто наших микробных «кузенов», — это означает, что вероятно только в нашей Галактике есть миллионы планет, где зародилась жизнь. И, следовательно, Великий фильтр расположен позже на временной шкале эволюции. Если мы обнаружим эукариотическую жизнь на Марсе или даже простую многоклеточную жизнь, такую ​​как нематоды, это будет означать, что ни один из этих эволюционных переходов не является Великим фильтром. Ведь как только жизнь зародилась, у нее было бы несколько способов достичь такого рода перехода при наличии достаточного времени. Хотя есть на этот счет один очевидный факт: появление технологического интеллекта на самом деле может быть редкостью во Вселенной. Поскольку это произошло всего один раз за 4,5 миллиарда лет истории Земли.

Опасная точка

Таким образом, если Perseverance, или другие последующие миссии, обнаружат доказательства существования инопланетной жизни на Марсе, это означает, что Великий фильтр происходит в точке, где люди стали технологически продвинутыми. Или что он находится в нашем будущем. Если первое верно, это делает наш вид поистине особенным. Неужели мы действительно настолько уникальны?

Но если верно последнее, и мы, технологическая цивилизация, не так уж редки в этой Галактике, перспективы для нашего вида, да и вообще для жизни повсюду, очень мрачны. Мы сейчас говорим о серьезной угрозе нашему существованию. Угрозе большей, чем коронавирус или даже изменение климата. И она может отбросить нас на десятилетия, или даже столетия назад. Это будущее способно уничтожить все (или почти все) технологически продвинутые виды. Вот почему Бостром надеется, что мы не найдем жизни ни на Марсе, ни где-либо еще. Ведь это будет означать, что мы уже прошли через Великий фильтр. Тогда, возможно, жизнь возникла только на нашей планете. Несмотря на то, что это крайне маловероятно.

Но это тоже нехорошо. Ведь в этом случае мы находимся в бесплодной, почти безжизненной Вселенной. И мы действительно исключительный вид. Однако есть вероятность, что технологически продвинутые инопланетяне все же существуют. Но мы, по какой-то причине, просто не видим их.

В конце концов Вселенная остается такой, какая она есть. А не такой, какой мы хотим ее видеть…

Поделитесь с друзьями!
Живой Космос
Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: